ООВСО  »  Дневник Проекта  »  Муниципальное бюджетное вечернее (сменное) общеобразовательное учреждение открытая (сменная) общеобразовательная школа №1 г. Сургута

ВСЕРОССИЙСКИЙ
ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫЙ
СОЦИАЛЬНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ  ОРГАНИЗАЦИЯ
ВЫСОКОЙ  СОЦИАЛЬНОЙ  ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Поскольку в муниципальном бюджетном вечернем (сменном) общеобразовательном учреждении открытой (сменной) общеобразовательной школы учатся подростки с 15-летнего возраста, не представляется возможным провести наблюдение и проанализировать поведение и взаимодействие детей младшего школьного возраста.

 

I ситуация

Ученик А. (15 лет) появился в восьмом классе чуть позже начала учебного года. Он был замкнутым, нелюдимым, пассивно покорным. Пугливость и беззащитность были написаны у него на лице.

Сначала одноклассники к нему присматривались. Но это продолжалось недолго. Буквально через три дня произошло следующее событие: у одного из одноклассников пропали деньги – 200 рублей. С «подачи» ученика В. все стали утверждать, что кражу совершил новенький. Как тот ни отпирался, ничего не помогало. Кстати, позже выяснилось (после вмешательства классного руководителя), что так «пошутил» сам ученик В., объясняя это тем, что ему хотелось посмотреть, как в этой ситуации поведёт себя «этот ЛОХ» (ученик А.).

Ученик В. оказался «хорошим психологом»: интуитивно он выбрал «жертву», беззащитного подростка из социально неблагополучной семьи. Он почувствовал, что, действуя исподтишка, незаметно для взрослых (учителей), можно будет безнаказанно «травить» данного подростка. И действительно, какое-то время ему это удавалось. «Агрессор» чувствовал себя на вершине блаженства. Он выглядел героем в глазах ребят. Он чувствовал свою власть над ними.

Страх оказаться в роли жертвы заставлял одноклассников пресмыкаться перед ним, угождать ему, унижая несчастного.

Ученик А. начал пропускать учебные занятия. А если и приходил в школу, то было видно, что он чувствует себя подавленно, напряжённо. На уроках сидел всегда один, ни с кем не общался, а если раздавался смех, то пугливо озирался.

Его поведение настораживало учителей, однако они объясняли это тем, что прошло ещё очень мало времени со дня поступления ученика А. в школу, и подросток ещё не адаптировался к новой ситуации.

И всё-таки классный руководитель после двухдневного отсутствия ученика в школе (кстати, на звонки тоже никто не отвечал – ни родители, ни он сам) забил тревогу. Он поехал к подростку домой. Тот спал, а родители не смогли ничего внятного сказать, так как были в подпитии. «Имеем право после работы…», - так объяснили они своё состояние алкогольного опьянения.

Что делать в этой ситуации?

Классный руководитель решил поговорить с классом. Но прежде он решил нейтрализовать так называемого агрессора, откровенно поговорив с ним наедине. Парень, в общем-то, оказался неплохой.

Вот что он рассказал о себе: в семье двое детей – он и младшая сестра (3 года) от второго брака. С отчимом отношения не складываются, особенно они ухудшились после рождения сестры. Мама боится, что отчим уйдёт из семьи, поэтому во всём его поддерживает. Ученик В. чувствует себя уверенно и свободно только в школе и на спортивных тренировках. Это ему удаётся, прежде всего, потому, что он, по его словам, умный. Ребята хотят с ним дружить не только потому, что он даёт списывать и подсказывает на уроках, но ещё и потому, что он сильный (занимается боксом в спортивной школе олимпийского резерва). Его мечта – поступить в институт, стать тренером, а ещё - создать свою крепкую семью с хорошими традициями.

Разговор получился очень откровенный и правдивый. Классный руководитель плавно подвёл подростка к ситуации с учеником А. Ученик В. нашёл в себе силы не только признать вину и извиниться перед учеником А. У него появилось желание изменить эту ситуацию в прямо противоположную сторону. Его захватил азарт: «У меня получится!»

Так, можно сказать, «малой кровью» удалось предотвратить школьный буллинг. Классный руководитель продолжает держать на контроле данную ситуацию.

Думаю, что данный опыт хорош, но может не сработать в других ситуациях. Ведь ещё А.С. Макаренко на вопрос о том, почему при одинаковых ситуациях получается различный конечный результат, отвечал (наверно, с иронией): «Я не знаю, какая у вас в это время была погода…»

 

II ситуация

Ученик 11 класса (17 лет) «ставит на счётчик» 15-летних подростков, требуя с них деньги или «отработку» (кражу) за любую, с его точки зрения, «провинность»: не так посмотрел, не так ответил и т.д.

«Жертвой» является подросток, у которого нет доверительных отношений с родителями, более того, «агрессор» запугивает его всеми возможными способами. «Жертва» боится физической расправы и психологической травли. Он начинает выполнять все указания «агрессора», в результате чего совершает кражу в магазине, что было зафиксировано видеокамерой. Оба ученика – и агрессор, и жертва – из социально неблагополучных семей. Оба они теперь состоят на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних. Один из них, жертва, раскаялся в содеянном, психологически сблизился с мамой (для этого мама побывала на приёме у психолога, который разъяснил ей, как вести себя с подростком, учитывая его возрастные и личностные особенности). Второй же, старший подросток, ведёт себя по-прежнему, надеется на счастливый случай и откровенно болтает о том, что «не попался бы, если бы не этот «мелкий дурак». Когда ему говоришь, что противозаконные поступки уголовно наказуемы, он отвечает: «Ну и что? В колонии тоже живут. Главное, сразу себя показать…»

Для меня это сложный случай.

Опереться на родителей подростка не представляется возможным: папа отсиживает свой срок в колонии, мама работает уборщицей в трёх местах и на сына давно рукой махнула. «Что я могу сделать? Он меня не слушает», - часто повторяет она.

Кстати, к школьному психологу он идти не хочет, заявляя: «Я не псих! И вообще, у меня своя дорога. Скоро мне 18, я закончу школу, а там…». А что там – узнать невозможно.

И как «достучаться» до этого подростка?

 

 

0%